Ирина (astori_18) wrote,
Ирина
astori_18

Category:

Самый большой деревянный храм Франции

Оригинал взят у alex_alekseyev в Самый большой деревянный храм Франции

Грязное ржавое острие серпа со свистом пронеслось рядом с горлом Бьорна, лишь слегка коснувшись его кадыка. Промахнувшись, грабитель по инерции завалился вперед и его серп глубоко увяз в дверном косяке. Воспользовавшись мгновением, Бьорн схватил лежащую под рукой острую кочергу и ринулся на непрошенного гостя. Первый тычок пришелся в лицо обидчику. Из образовавшейся крупной дыры под глазом хлынула кровь, казавшаяся черной при свете тусклой свечи на дубовом столе. Следующие несколько ударов Бьорн технично нанес под ребра бандита - резко, сильно и смертельно. Глядя на оседающее тело, он вдруг осознал, что это еще не все. Крики детей и жены в соседней комнате молниеносно улетучили чувство победы. Разъедающий мозг адреналин заглушал всякий страх перед неизвестной опасностью. Распахнув дверь, Бьорн увидел жену, отчаянно борющуюся с рослым человеком в ремье. Из последних сил Жюли обеими руками едва удерживала его руку с ножом. Но, силы были слишком неравные. Второй рукой долговязый детина наносил тяжелые глухие удары по голове и лицу Жюли, а его клинок судорожно дергался, то и дело попадая в плоть бедной женщины.
Дети, парализованные от страха, забились в углу комнаты и с ужасом смотрели на присходящее. Лицо Бьорна в одно мгновение стало серым и каменным. Сделав огромный замах над головой, он обрушил острый конец кочерги на затылок обидчика, ощутив при ударе мощную вибрацию в металлической рукояти своего "оружия". Здоровяк охнул, и, Жюли сразу почувствовала, что давление ослабло. Один глаз врага продолжал смотреть на нее, а другой медленно пополз наверх под глазницу. Его челюсть ослабла, а рот косо и нелепо открылся... через секунду тяжелый труп, воняющий потом и чесноком, рухнул на бревенчатый пол.
Первым делом Бьорн осмотрел Жюли и детей. Раны жены были неглубокие и неопасные, зато ее лицо представляло собой сплошное месиво. Перепуганные дети кинулись обнимать матушку. Но (Бьорн с облегчением выдохнул), все были живы. Сейчас появились силы обдумать произошедшее. Он поднес свечу к лицам покойников, чтобы получше их рассмотреть. При более светлом освещении не составило труда узнать ночных грабителей. Ими оказались братья-земледельцы из соседней деревни. Бьорн не раз видел этих двух доброжелательных людей торгующими на местном рынке. Видать, дела их совсем пошли плохо, раз они решились пойти на такое. Мародерство и грабежи в последнее время перестали быть редкостью и все больше озлобленных и обедневших крестьян вставали на этот опасный путь.
Под утро Бьорн погрузил тела нападавших в повозку и увез к их родной деревне. Там он аккуратно и тихо положил их на обочине дороги у первого-же дома. Приоткрытый глаз одного из мертвецов с немым укором продолжал "сверлить" своего победителя. "Покойся с миром, сосед" - прошептал Бьорн и опустил ладонь на ледяные веки...
Бьорн был сильным и незаурядным человеком. Кроме того, он очень гордился своим необычным для Нормандии именем. В детстве его отец любил рассказывать красивую легенду о великих королях и мастерах прошлого. Отец Сигурд рассказал маленькому Бьорну, что когда-то французский король сильно боялся вождя норманнов Роллона, и, в знак мира и дружбы подарил ему север Франции. Роллон принял подарок короля и назвал эту землю Нормандией. Сигурд также открыл сыну маленькую тайну, что их род идет, именно, от викингов, а не от франков, и, поэтому у Бьорна скандинавское имя. Когда сын подрос, Сигурд посвятил его в секреты старинного ремесла "мастеров топора". Так, молодой Бьорн научился строить корабли без гвоздей и пил. Теперь он с трепетной благодарностью вспоминал заботы и старания отца. Благодаря полученным навыкам, он процветал в это смутное время. Заказы от рыбаков поступали с завидной регулярностью: кому лодку срубить, кому починить, а кому перестроить ее в калож (caloge) для хранения снастей.







На фоне всеобщей разрухи и бедности, преуспевающий Бьорн и его соратники - "мастера топора" резко выделялись от остальной серой массы. Царившее в воздухе напряжение, людская зависть и злоба усугублялись еще и тем фактом, что Франция только-что закончила войну, длившуюся 116 лет. В народе уже успели окрестить ее "столетней". Королевская казна была пуста, а налоги и цены постоянно росли. В небольших селениях исчезли все плотники и каменщики, т.к. поголовно были мобилизованы Двором для восстановления замков, крепостей, поврежденных стен городов...
Вечером усталый Бьорн возвращался из порта. Сегодня он закончил ремонт одной "старой посудины" и был рад тому, что, наконец, благополучно спустил это "корыто" на воду. Еще издалека он заметил скопление людей у его дома, и, мрачные воспоминания о событиях минувшей ночи в очередной раз заставили сердце бешенно заколотиться. Подходя к толпе, он весь внутренне напрягся и приготовился к нападкам и обвинениям в свой адрес. К изумлению корабела, люди дружелюбно расступились перед ним, а в конце образовавшегося коридора его ждали мэр города и пастор. В состоявшемся далее разговоре властьимущие поведали "мастеру топора" о катастрофическом состоянии городской казны. После осады и взятия города врагом во время войны охранная крепость и церковь были разрушены до основания. Бюджета едва хватало на восстановление крепости, поэтому городским советом было принято решение построить на фундаменте старой каменной церкви более дешевую - деревянную.
"Ну, раз хотите деревянную, так стройте, ради Бога! Я-то тут при чем? Я ж кораблестроитель." - удивился Бьорн.
"В нашем городе не осталось ни одного плотника и ни одного каменщика. Нам негде молиться за заблудшие души, выбравшие греховный путь и нашедшие смерть в миру. Вся надежда на тебя, сын мой." - монотонный ласковый голос священнослужителя никак не вязался с колким металлом в его взгляде.
На следующее утро к руинам старой церкви начали стягиваться местные "мастера топора". Закипела работа.
Так, в 1496 г. во французском городе Онфлёр (Honfleur) было закончено возведение уникального сооружения - деревянной церкви Святой Екатерины Александрийской. По своей структуре она очень похожа на средневековые норвежские церкви, и, ко всему прочему, выполнена без применения пил. Свод левого нефа удивительно напоминает перевернутый корпус корабля. Правый неф был построен несколько позднее (XVI в.) и имеет более округлую (но, все еще "корабельную") форму. Огромные дубовые колонны, подпирающие своды, имеют разную длину. В то время было очень трудно найти столько деревьев одной высоты, поэтому более короткие опоры устанавливались на каменные основания. Черепица крыши сделана из каштана.






















При строительстве деревянного строения такой величины возникла одна необычная проблема. Как и любую другую церковь, эту, в итоге, должна была увенчать колокольня. А, как раз, этот маленький архитектурный ньюанс изначально не значился на повестке у кораблестроителей. Когда опомнились, было уже поздно. Если рискнуть и надстроить колокольню на законченное здание церкви, то это может "похерить" весь проект. Во-первых, колокола весят очень много и для их удержания во время боя нужны серъезные массивные конструкции, а деревянная крыша и балки перекрытия не были расчитаны на такой вес. Во-вторых, вибрации во время того-же набата могли сложить эту новехонькую церковь как карточный домик. Решение проблемы было таким-же нестандартным, как и сама церковь. Колокольню (уже из камня) построили через дорогу рядом с церковью. Ее высокий шпиль не раз отводил молнии, спасая деревянный храм от неминуемого возгорания.

Клод Моне "Honfleur, le Clocher sainte-Catherine" (1892 г.)
отсюда


013.JPG












Среди артефактов, хранящихся в церкви, хочу особо отметить несколько:
- 600-летнего орла, стоящего в свободном доступе для туристов;
- позолоченный деревянный алтарь 18 в. с еще более старинными статуями Святой Екатерины и Святого Этьенна;
- раритетный рабочий оргáн, подаренный храму в 17 в. руанским приходом Сен-Винсент, а в 1772 г. "доведенный до ума" знаменитым румынским органным мастером Жаном-Баптистом Лефебре;
- балюстрада, на которой расположен орган, датируется 16-м в., резные барельефы которой до сих пор хранят на себе следы попыток их разрушения времен Французской революции.






















Сегодня Церковь Святой Екатерины в Онфлёре считается самым старым деревянным храмом во Франции и с 1875 г. признана национальным памятником. Как и 6 столетий назад, местные моряки до сих пор заходят сюда помолиться перед каждым выходом в море.



















P.S. Личность Бьорна я придумал не случайно. Так, на мой взгляд, удалось, более или менее, наглядно связать между собой реальные исторические события, предшествующие строительству храма, само строительство, а также экономическую ситуацию и криминогенную обстановку в послевоенной Нормандии конца XV века.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo astori_18 june 19, 2022 00:45 691
Buy for 50 tokens
1. Прошлое — это вероятность По словам Хокинга, одно из следствий теории квантовой механики заключается в том, что события, произошедшие в прошлом, не происходили каким-то определённым образом. Вместо этого они произошли всеми возможными способами. Это связано с вероятностным…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments