March 15th, 2017

«Могу ли я сохранить этот поцелуй навсегда» Великолепный дуэт Уитни Хьюстон и Энрике Иглесиаса

Уитни Хьюстон и Энрике Иглесиас никогда не встречались в одной студии. Партии для совместного проекта они записывали отдельно - Уитни в Гамбурге, а Энрике в Лос-Анджелесе. Сингл «Could I Have This Kiss Forever» получил широкую международную известность, попал в чарты различных европейских хит-парадов.



Можно не сомневаться, если бы этому дуэту довелось бы встретиться на одной сцене, они были бы прости великолепны!

Collapse )
promo astori_18 june 19, 2022 00:45 690
Buy for 50 tokens
1. Прошлое — это вероятность По словам Хокинга, одно из следствий теории квантовой механики заключается в том, что события, произошедшие в прошлом, не происходили каким-то определённым образом. Вместо этого они произошли всеми возможными способами. Это связано с вероятностным…

Правнук Аннушки-Чумы – преуспевающий адвокат в Швейцарии

Никто не знал, да, наверное, и никогда не узнает, чем занималась в Москве эта женщина и на какие средства она существовала. Известно о ней было лишь то, что видеть ее можно было ежедневно то с бидоном, то с сумкой, а то и с сумкой и с бидоном вместе — или в нефтелавке, или на рынке, или под воротами дома, или на лестнице, а чаще всего в кухне квартиры № 48, где и проживала эта Аннушка. Кроме того и более всего было известно, что где бы ни находилась или ни появлялась она — тотчас же в этом месте начинался скандал, и кроме того, что она носила прозвище Чума.

М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»


Правнук Аннушки-Чумы – преуспевающий адвокат в Швейцарии

Как известно, у Аннушки-Чумы был прототип — причем практически не отличающийся от книжного образа. Это была соседка Булгакова, бич всей коммунальной квартиры № 50 — склочная, сварливая и скандальная Анна Горячева, известная также под прозвищем «дура с Садовой». Ее неприятный, но яркий персонаж кочевал у Булгакова из книги в книгу — ее можно встретить и на страницах «Театрального романа», и в «Самогонном озере», а в рассказе «Дом Эльпит-рабкоммуна» Аннушка задолго до Воланда умудрилась спалить дотла дом на Садовой, где сама и проживала.

Collapse )

Лев Толстой и Софья Берс

Об этой паре до сих пор идут споры, - ни о ком не ходило столько сплетен и не рождалось столько домыслов, как о них двоих.


Лев Толстой и Софья Берс

Об этой паре до сих пор идут споры, - ни о ком не ходило столько сплетен и не рождалось столько домыслов, как о них двоих. История семейной жизни Толстых - это конфликт между реальным и возвышенным, между бытом и мечтой, и неизбежно следующей за этим душевной пропастью. Но кто в данном конфликте прав - вопрос без ответа. У каждого из супругов была своя правда...

Collapse )

История одного портрета

Этот портрет кисти Петра Соколова давно стал хрестоматийным, лицо красавицы, изображенной художником, наверняка всем знакомо – это Александра Григорьевна Муравьева, жена декабриста, последовавшая за ним в Сибирь. А вот о том, при каких обстоятельствах был написан этот портрет, и какую роль он сыграл в драматической истории любви Муравьевых, знают куда меньше.



Александра (Александрина) Григорьевна Муравьева, урожденная графиня Чернышева, могла бы избежать своей печальной участи, если бы не вышла замуж за человека, которого искренне любила. Хотя вряд ли она выбрала бы себе другую судьбу, даже если бы у нее была такая возможность. О ней говорили: «Ее красота внешняя равнялась ее красоте душевной», и в этом не было преувеличения.

Collapse )