Ирина (astori_18) wrote,
Ирина
astori_18

Categories:

Как еврейский мальчик Илья Гальперин стал сыном полка СС и «самым юным нацистом Рейха»



В октябре 1941 года пятилетний Илья Гальперин стал свидетелем расстрела самых близких ему людей — матери, сестры и брата. Нацисты казнили их вместе с сотнями других евреев небольшого белорусского города Дзержинск, Минской области. Сам он чудом избежал расправы, спрятавшись в лесу, но для еврейского ребенка, оказавшегося в глубокой немецкой оккупации, это означало лишь отсрочку смерти.

Судьба распорядилась иначе и ему пришлось прожить долгую и необычную жизнь.


Оставшись один, Илья Гальперин бродил холодными осенними лесами, питался ягодами и ночевал на деревьях, чтобы не стать добычей волков или одичавших собак. Ночи были холодными, но ребенку удалось раздобыть кое-какую теплую одежду, сняв ее с найденных у дорог трупов.

Когда на пути мальчика встречались хутора и села, он стучал в двери, иногда получая ночлег и пищу, но чаще отказ. Люди боялись пускать в дом ребенка, догадываясь, что он может быть евреем. Позаботившись о малыше, можно было лишиться жизни, ведь давать приют и еду евреям было запрещено и наказанием для нарушителей была смерть.

Илья не помнил, сколько продолжались его скитания — в сознании обессиленного и голодного ребенка все дни слились в один безысходный побег от смерти, в котором не было часов, дней и недель. Возможно, мальчик бы сгинул как тысячи других сирот, замерзнув в лесу, поле или на крыльце осторожных хуторян, если бы его не спасло… несчастье.

В одном из сел в маленьком бродяжке один из крестьян узнал еврейского мальчика и, желая выслужиться перед нацистами, отвел Илью в штаб батальона, расположенный в здании школы. По пути мерзавец сильно избил ребенка и забрал у него те немногие теплые вещи, которые спасали несчастного от холода.



Подразделение, в штабе которого оказался мальчик, называлось 18-й латышский батальон шуцманшафта «Курземес». Это было полицейской подразделение, состоящее из латышей, задачей которого были карательные операции против мирного населения, уничтожение евреев и борьба с партизанскими отрядами. В общем, для Ильи знакомство с латышскими нацистами не сулило ничего хорошего.

Но тут в судьбу мальчика снова решительно вмешалась фортуна. Злой крестьянин передал его в руки капрала Екабса Кулиса, в котором еще не умерло все человеческое. Латыш понял, что Илья нежилец, если он не вмешается в его жизнь, поэтому отвел малыша в сторону и строго-настрого запретил ему рассказывать кому-либо о своем еврейском происхождении.

Для всех Илья стал Алексеем — русским мальчиком, потерявшим в суматохе войны своих родителей и не помнившем даже своей фамилии. В батальоне ему дали имя Алекс Курзем, в честь Курземе — западной провинции Латвии, где и набирался личный состав батальона «Курземес».

Алекс Курзем получил даже новые документы, в которых датой его рождения стало 18 октября. Именно в этот день, в 1918 году, Латвия впервые получила независимость, и для латышей-националистов эта дата имела особое значение. В батальоне Алекс не просто даром ел солдатский хлеб, а работал в меру своих детских сил. Он помогал поварам на кухне, чистил солдатам сапоги и пряжки, растапливал печи и носил воду.



Через некоторое время малыша Алекса Курзема начали считать своим — он неплохо выучил латышский язык и даже пел вместе с солдатами грустные песни о родине и море. Мальчику пошили настоящую форму и выдали оружие — мелкокалиберную винтовку и миниатюрный дамский пистолет. Так еврейский мальчик Илья Гальперин стал сыном полка и живым талисманом латышских нацистов из батальона «Курземес».

Алекс Курземе прошел с латышами всю Беларусь и видел немало сожженных деревень, виселиц и расстрелов. Позднее, уже будучи взрослым мужчиной, он оправдывал свое косвенное участие в этих событиях так:

«Я просто был вынужден наблюдать за тем, что происходило. Я не мог остановить войну. Меня забрали люди, которые совершали все эти убийства. Я ничего не мог сделать, ничего. Я знал, что это плохо. Я плакал… Иногда я жалел, что меня не расстреляли вместе с матерью».



Конечно, ребенка не привлекали к массовым казням, но тем не менее Алекс Курзем не смог не замараться, служа в батальоне. Мальчика часто отправляли на перроны железнодорожных станций, где грузили в поезда евреев для отправки в лагеря смерти. Его задачей была раздача несчастным конфет и шоколадок — нацисты считали, что это действует на обреченных людей обнадеживающе и заставляет отказаться от сопротивления и побегов.

1 июня 1943 года 18-й полицейский батальон «Курземес» за особые успехи в проведении карательных операций поощрили, включив в состав Латышского добровольческого легиона СС. Вместе с солдатами своего батальона Алекс Курзем получил эсэсовскую форму.



Круглолицый симпатичный мальчик вскоре попал на глаза нацистским журналистам и немецкие издания запестрели портретами «самого юного нациста Рейха» и его историей, красочно расписанной геббельсовскими пропагандистами. Немецкие фрау в Берлине и Гамбурге умилялись патриотичному малышу и отправляли ему на фронт посылки, а школьники писали Алексу наполненные идеологическим бредом напыщенные письма.

Но в СС еврейский мальчик Илья Гальперин прослужил недолго — вскоре удача отвернулась от нацистов и для его батальона настали тяжелые времена. Немцы отступали, затыкая дыры в изрядно просевшем фронте батальонами, набранными из латышских, русских и украинских коллаборантов. Батальон начал нести большие потери и юного Алекса Курземе отправили в глубокий тыл.

Так Илья оказался в Риге, где его усыновила семья Екабса Дзениса — директора кондитерской фабрики. Приемный отец симпатизировал нацистам, поэтому, когда советские войска подступили к Риге, Дзенис вывез семью в Германию. Здесь Алекс Курземе встретил крах Рейха и ощутил все невзгоды побежденных — голод, холод и унижения. В 1949 году приемная семья мальчика выехала в Австралию, где для Алекса началась, наконец, спокойная жизнь.



Секрет своего детства Алекс Курзем хранил всю жизнь. О том, что он служил в СС, не знали даже его жена и дети. Он рассказывал всем, что потерял семью и был усыновлен латышами. В 1997 году мужчина решился и раскрыл свою неприглядную тайну. Чуть позже он написал книгу «The Maskot» («Талисман»), которая изменила его размеренную жизнь австралийского пенсионера.

Алекс потерял многих друзей, а еврейская община Мельбурна обвинила его в пособничестве нацистам. Большинство оппонентов раздражало то, что Курзем не испытывал ненависти к своим бывшим соратникам и всегда говорил и писал о них как о фронтовых товарищах, которые были обмануты и лишь поэтому совершали чудовищные вещи.

«Ненависть мне не поможет. Я такой, какой есть… Родился евреем, был воспитан нацистами и латышами и женился как католик».



Уже в старости Алекс Курзем узнал, что на самом деле его фамилия Гальперин. Для этого ему пришлось вместе со старшим сыном Марком отправиться на родину и посетить родное село, расположенное недалеко от белорусского Дзержинска. Алекс Курзем-Гальперин до сих пор живет в Мельбурне и воспитывает внуков и правнуков. О своем прошлом он говорит без стыда и не понимает, почему его проклинают и обзывают старым нацистом.


источник


Tags: война, дети, история
Subscribe

promo astori_18 june 19, 2022 00:45 690
Buy for 50 tokens
1. Прошлое — это вероятность По словам Хокинга, одно из следствий теории квантовой механики заключается в том, что события, произошедшие в прошлом, не происходили каким-то определённым образом. Вместо этого они произошли всеми возможными способами. Это связано с вероятностным…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments